Подробности своей законодательной инициативы о продлении рабочей недели в России до 60 часов и других возможных идей, связанных с поправками в Трудовой кодекс, раскрыл в интервью «Ведомостям» олигарх Михаил Прохоров.

— Вы верите, что победить коррупцию в России возможно?

— А откуда взялась эта коррупция? Из Советского Союза <…> На все нужно время, нужны правильный выбор и договоренность элит. Пример — Грузия. Мне не все нравится, что там происходит, но еще несколько лет назад это была самая коррумпированная страна бывшего СССР, и они это побороли! Сейчас рейтинг доверия к правоохранительным органам там — 70%.

— Как велико влияние правоохранительных органов на бизнес? Считаете ли вы правильным изменение в законодательстве, по которому экономические преступления караются крупным штрафом, а не заключением?

— Считаю правильным. Проблемы накопились, вся система требует модернизации: правоохранительные органы, спецслужбы, суды. Все началось, когда сами крупные бизнесмены стали задействовать в своей борьбе с конкурентами правоохранительные органы. У всех без исключения рыло в пуху. Нужно отходить от практики двойных стандартов — когда бизнесмены говорят одно, а сами заказывают исполнения [у правоохранительных органов].

— Кризис преодолен?

— Очевидно, что стабилизация в стране наступила: банковская система, заводы, фабрики работают. Не важно, как это было сделано, но работают. Вопрос в другом: мы из кризиса вышли усилившимися или ослабленными? На мой взгляд, к сожалению, мы вышли ослабленными. В кризис слились три негативные тенденции: уменьшение населения, падение заработков, снижение производительности труда. По этому показателю мы отстаем в 4-6 раз по разным отраслям. В машиностроении — в 20 раз. Происходит конкурентное вымывание — квалифицированные сотрудники идут в отрасли, где больше платят. В целом в стране складывается неконкурентная среда. На Западе происходит технологизация образования. В России в этом смысле ситуация очень плохая, ее надо переламывать, если мы хотим делать рывок.

— Возможно увеличить производительность труда, не усугубляя проблему безработицы?

— У нас в стране огромное количество фетишей. Например, большая безработица. У нас безработица около 6%, она не высокая — нормальная. Плюс у нас 12 млн трудоспособного населения работает в серой зоне — т. е. не известно, чем они занимаются. Нашей стране угрожает не безработица, а низкая квалификация. При малейшем развитии у нас не хватит высококвалифицированных кадров, потому что нет грамотной системы их подготовки. А уменьшение рождаемости отражается на всей модели трудовых ресурсов. Рынок труда нельзя рассматривать отдельно от стратегии страны. Должна быть четкая понятная стратегия, заявленные цели, механизмы ее реализации. Нужно молодому поколению объяснить, какие профессии при заявленных целях будут востребованы. Я со школьниками иногда встречаюсь — они не знают, какие профессии в реальном секторе будут востребованы в ближайшие 5-10 лет.

— Почему вам не удалось убедить президента, премьера в полезности предложения о 60-часовой рабочей неделе?

— Тут дело не в 60 часах, а в целом комплексе поправок, подготовленных в рамках нашей комиссии в РСПП. 60 часов — это лишь одна техническая поправка, далеко не самая важная в ряду предложенных. К тому же правки еще не выносились на уровень правительства и тем более президента, так что говорить, что поправки отвергнуты, нельзя. Мы их внесем до конца года в трехстороннюю комиссию с участием представителей государства, работодателей и работников. Они будут являться продуктом консенсуса. Сейчас работник имеет право на своем рабочем месте отработать 40 часов в неделю и еще на полставки 20 часов в неделю в другой организации. Получается всего 60 часов. Мое предложение простое: если работник не хочет после основной работы идти работать в другую организацию, пусть пишет об этом своему работодателю и работает на одной работе 50 или 60 часов. Никто при этом не собирается отменять сверхурочные за работу свыше 40 часов. Я считаю эту поправку технической, есть другие — гораздо важнее. Срочные договоры гораздо важнее для бизнеса. Мы хотим существенно расширить [их применение]. Например, дать работодателю возможность заключать срочные договоры с пенсионерами и молодежью. Ведь, нанимая на работу выпускника, начальник не знает, как он себя проявит. На бюро РСПП обсуждали срочные договоры — тема актуальная. У нас готов второй, третий, четвертый пакет поправок в законодательство. Пока не скажу о чем.

Как ранее сообщало «Право.Ru», увеличения рабочей недели в России не будет. Об этом заявил 15 декабря Президент РФ Дмитрий Медведев на встрече с представителями профсоюзов. «Идея перехода на более длительную рабочую неделю, как бы того ни хотелось некоторым нашим работодателям, в условиях России, которая является современным государством, что бы мы там ни думали, — это невозможно», — заявил глава государства. Напомним, что ранее Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) разработал проект поправок к Трудовому кодексу (ТК), которыми предлагалось законодательно узаконить возможность 60-часовой рабочей недели. РСПП предложил уточнить понятие «дистанционной» работы и сократить до месяца срок обязательного предупреждения об увольнении.Инициатива РСПП и его председателя Михаила Прохорова получила широкий общественный резонанс. Обсудили 6о-часовую рабочую неделю и депутаты Госдумы РФ. Представители профсоюзов, в свою очередь, отреагировали на инициативу союза промышленников и предпринимателей резко негативно.