Даже в разгар японского кризиса Москва продолжала заключать новые сделки по строительству реакторов, уверяя, что атомная энергетика безопасна, если реакторы строить в правильных местах, если они имеют грамотную конструкцию и если управление ими ведется тщательно и должным образом.

Даже когда мир пошатнулся в страхе перед разворачивающейся ядерной катастрофой в Японии, Россия подтвердила планы серьезного расширения в области атомной энергетики и утвердила сделки по строительству полудюжины реакторов за рубежом.

Реакторный кризис в Японии вынудил многие страны пересмотреть роль атомной энергии в своем энергобалансе. Германия высказалась в пользу закрытия семи старых реакторов и замораживания планов по модернизации остальных; Италия и Швейцария подвесили планы по строительству новых реакторов; а Венесуэла отменила планы стать ядерной державой. Госсекретарь США Хиллари Клинтон отметила свою обеспокоенность по поводу «цены и рисков, связанных с атомной энергетикой», а Китай, Британия, Болгария и Финляндия призвали к пересмотру системы ядерной безопасности.

Россия пошла против течения, подтвердив свою веру в атомную энергетику.

Президент Дмитрий Медведев заявил, что атомная энергия безопасна, если реакторы строить в правильном месте, хорошо их конструировать и грамотно ими управлять.

«Все задают простой вопрос: может ли атомная энергетика быть безопасной? Ответ очевиден: может быть и является безопасной, при условии, что принимаются правильные решения о размещении станций, об их конструкции и об операторе», — провозгласил г-н Медведев.

«Невозможно говорить о глобальном энергетическом балансе без атомной индустрии», — заявил премьер-министр Владимир Путин, отметив, что сейчас на атомные электростанции приходится 16% в общем российском энергобалансе, а во Франции — более 80%.

Несмотря на катастрофу на атомной электростанции в Японии, сказал г-н Путин, Россия «не изменит планы» по строительству десятков атомных станций по всему миру в ближайшие десятилетия.

Российский упор на атомную энергетику на первый взгляд выглядит нелогичным. В стране — одни из крупнейших в мире запасов углеводородов, на ее долю приходится 13% всех разведанных запасов нефти, 34% запасов природного газа и 25% запасов угля. Однако российское правительство решило, что будет более прибыльно направить больше угля, нефти и газа на экспорт и на производство нефтехимической продукции, и уменьшить их использование в секторе электроэнергетики. Ожидаемый рост спроса на нефть и газа в мире после Фукусимы лишь усилил решимость Москвы расширять масштабы использования атомной энергии.

«Россия останется приверженной своей политики быстрого развития сектора атомной энергетики», — заявил министр энергетики России Сергей Шматко.

Сейчас в России — 31 энергоблок, они генерируют примерно 147 миллиардов киловатт-часов в год, или 16% от всего производства электроэнергии в стране. Планы правительства подразумевают строительство до 26 новых реакторов в период до 2025 года и увеличение доли атомной энергетики в энергобалансе страны до 25%.

Российские лидеры демонстрируют уверенность в том, что несчастные случаи, подобные происходящему на АЭС Фукусима, не могут произойти в их стране. «Современные системы, современные энергоблоки снабжены такими технологиями в области безопасности, которые не допускают возможного развития событий по японскому сценарию», — заявил г-н Путин.

Ни один из российских атомных реакторов не расположен в регионе, которому грозит опасность сильных землетрясений и цунами. Это может звучать парадоксально, но в технологически сверхпродвинутой Японии — одни из самых старых атомных реакторов в мире (например, пресловутой Фукусиме-1 — уже сорок лет), в то время как в России — одни из самых молодых реакторов в мире, их средний возраст — 19 лет. Для Европы в целом этот показатель составляет 26 лет, для США — 30 лет.

Ядерная катастрофа в Чернобыле в 1986 году, вызванная серьезными человеческими ошибками, заставила Россию обильно вкладываться в разработку более безопасных конструкций реакторов и систем безопасности с «защитой от дурака», которые не требовали бы ручного вмешательства и гарантировали безопасное отключение реакторов даже в случае полного прекращения подачи питания. Именно этого так не хватало в Фукусиме, говорят российские официальные лица.

«Авария на Фукусиме — результат того, что забыли или не выучили уроки Чернобыля, — говорит Сергей Новиков, официальный представитель Росатома, российской государственной корпорации по атомной энергии. — Мы учим наши уроки уже 25 лет».

Чиновник привел в пример АЭС Куданкулам с двумя реакторами типа ВВЭР-1000, говоря о высоких стандартах безопасности российских реакторов.

«Реакторы Куданкулама имеют самую современную систему пассивной безопасности, в том числе и систему удаления излишней жары. Она позволяет жару реактора через вентиляционные каналы уходить в крышу купола защитной оболочки, где его остужает внешний воздух, тепло опять конденсируется в воду и возвращается в систему охлаждения, — говорит г-н Новиков. — Это позволяет удерживать температуру внутри герметичного ядерного реактора на отметке в 600 градусов Цельсия и предотвращать плавление урана в случае аварии».

Если же мелтдаун все-таки начнется, расплавленное топливо попадет в уловитель под реактором и не вытечет на землю и не попадет в атмосферу. Если бы подобные системы были установлены на Фукусиме, там не было бы ни взрывов оболочки, ни плавления топлива, ни массовой утечки радиации. АЭС Куданкулам была спроектирована также с прицелом на способность противостоять сильным землетрясениям и огромным волнам цунами. «Во время цунами 2004 года местные жители нашли убежище на высоком основании станции Куданкулам, которое не получило никаких повреждений», — говорит г-н Новиков.

Однако, критики, признавая, что разработанные в России реакторы третьего поколения соответствуют высоким стандартам в области безопасности, указывают, что более трети действующих российских реакторов — того же злополучного типа, что взорвался в Чернобыле. Более того, у многих из них уже истек их первоначальный тридцатилетний срок службы, и их лицензия на работу была продлена после модернизации и проверки безопасности.

В ответ на озабоченность, которая усилилась в связи с аварией на Фукусиме, Россия пообещала подвергнуть все свои реакторы тщательной процедуре проверки безопасности в режиме «сверху донизу» и заглушить те реакторы, которые такую проверку не пройдут. Глава Росатома Сергей Кириенко в прошлом месяце достиг соглашения с США о сотрудничестве в проведении совместных стресс-тестов на атомных электростанциях в обеих странах.

Г-н Медведев призвал к принятию более жестких международных стандартов безопасности для строительств атомных реакторов на основе российских стандартов безопасности. Помимо прочего, это означало бы запрет на возведение реакторов в зонах, где вероятны землетрясения силой 8 баллов. Российский лидер также призвал перейти от политики продления срока службы старых реакторов к строительству новых. Росатом уже решил ускорить работы над реакторами четвертого поколения, так называемыми реакторами на быстрых нейтронах. Когда г-н Медведев в декабре прошлого года посещал Индию, он предложил индийской стороне партнерство в разработке коммерческих реакторов на быстрых нейтронах. Россия в этой технологии является глобальным лидером.

Атомная энергетика — это отрасль, где российская промышленность является высококонкурентоспособной. Россия сейчас контролирует 50-процентную долю глобального рынка экспорта атомных реакторов и до аварии на Фукусиме Росатом рассчитывал увеличить объем своих заказов по всему миру в три раза к 2030 году, доведя его в денежном выражении до 50 миллиардов долларов ежегодно. Сейчас эта цель может выглядеть уже сомнительной, но в разгар японского кризиса Москва заключила несколько новых сделок по строительству реакторов.

Россия и Белоруссия в прошлом месяце подписали рамочное соглашение по строительству атомной станции мощностью 2400МВт в Гродно, неподалеку от границы с Литвой.

Также в прошлом месяце г-н Медведев и приехавший в Россию с визитом премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган подтвердил планы строительства в Турции первой атомной электростанции. По соглашению, подписанному в прошлом году с Россией, Россия построит и будет владеть четырьмя реакторами на 1200 МВт каждый в Аккую. Город находится в подверженной опасности землетрясений зоне в 25 километрах от действующего разлома, но российские и турецкие лидеры отмели сомнения в безопасности предполагаемой атомной станции.

На самом деле Россия настолько уверена в безопасности своих ядерных технологий, что она предложила пожизненную гарантию на свои реакторы для Турции. По новой схеме, разработанной для проекта, Россия и Турция будут совместно владеть и управлять проектом через совместное предприятие.

«Наша атомная промышленность готова взять на себя ответственность за (атомные) электростанции, которые она строит, не только в России, но и в других странах», — заявил г-н Медведев.

Во время своего визита в Москву на прошлой неделе министр иностранных дел Бангладеш Дипу Мони подтвердил планы подписать позднее в текущем году соглашение с Россией по строительству двух атомных реакторов в Рооппуре в Пабне.

Самые большие надежды в области экспорта российских реакторов возлагаются на Индию и Китай. По соглашению 2008 года Россия возведет четыре реактора типа ВВЭР-1000 в Куданкуламе в дополнение к двум энергоблокам, которые будут запущены уже в этом году. Индия также выделила новое место для России в Харипуре в Западной Бенгалии, где будут построены от четырех до шести энергоблоков. Глава Росатома Сергей Кириенко заявил, что Россия рассчитывает построить в общей сложности до 16 новых реакторов в Индии.

Москва никогда не упускает возможность подчеркнуть, что в дополнение к безопасности конструкции на российские реакторы также предоставляются благоприятные финансовые условия. Объявив о кредитной линии на 6 миллиардов долларов для планируемого строительства атомной электростанции в Белоруссии г-н Путин напомнил, что Россия предложила 2,5 миллиарда долларов в виде кредита Китаю и 2,6 миллиарда Индии, и обсуждала расширение индийского кредит еще на 4 миллиарда долларов для строительства четырех дополнительных реакторов в Куданкуламе.

В условиях, когда глобальный рынок строительства атомных электростанций, весьма вероятно, будет сужаться на фоне катастрофы в Японии, Россия демонстрирует решимость бороться за свой кусок пирога.